Вид на башни дачи Е.Л. Коробьиной

Ещё один участок площадью 933 кв. саж. купил 14 января 1910 г. дворянин Константин Павлович Коробьин, а 15 июля этого же года передал его своей жене Екатерине Леонидовне, урожденной Лансаре. Первая владелица дачи Хризолит Софья Леонидовна Лансаре ее родная сестра. Дача изначально строилась с учётом содержания пансиона. Автором общего проекта и строителем был военный инженер Я.П. Семенов, а фасада здания - архитектор Н.П. Краснов, имевший опыт строительства дач в псевдомавританском стиле. В 1895-1897 гг. им была построена в этом стиле дача Дюльбер. Этот стиль создавал впечатление восточной неги, роскоши и покоя, органично вписываясь в быт и природу Южного берега Крыма. Характерные элементы этого стиля можно увидеть в архитектуре этой дачи: купола, венчающие зубчатые башенки, килевидные и полукруглые окна, ажурная резьба балконов, арабские орнамент и надписи на стенах. Благодаря восточному колориту дача получила название Селям. На даче было 30 комнат, часть из них использовалась для жилья владельцев, а остальные круглый год сдавались в наем со столом помесячно и посуточно. Дача имела свой пляж, ванны.

Екатерина Леонидовна собиралась увеличить возможности приёма отдыхающих, поэтому купила 21 октября 1919 г. у Сланской участок площадью 874 кв. саж. Участок земли площадью 350 кв. саж., который она купила одновременно с мужем, продала 20 декабря 1919 г. М.Л. Гуровичу. После национализации дачи Екатерина Леонидовна жила в Симеизе. Еще в 1923 г. она брала в аренду вместе с Гуревичем бывшее свое ванное заведение для сдачи курортникам.

вид на башни дачи Е.Л. Коробьиной

Рядом с дачей Селям находится дача Карпова, а на противоположной стороне улицы две дачи Н.Н. Богданова. Первый участок земли площадью 500 кв. саж. он приобрел до 1910 г. и начал строительство первой дачи под названием Малый Богдан. 25 июня 1910 г. он купил соседний участок земли площадью 200 кв. саж, на котором построил вторую дачу под названием Большой Богдан. Николай Николаевич Богданов с 1910 г. был председателем общества дачевладельцев Симеиза, или в переводе на современный язык - председателем поссовета на общественных началах при двух почетных членах - И.С. Мальцове и Я.П. Семенове.

Николай Николаевич Богданов был талантливым организатором и смог сам организовать всю работу курорта. В.М. Кузьменко с большой теплотой отозвался об его деятельности на посту председателя общества. Однако документов о нем сохранилось немного и те, что есть в Государственном архиве Автономной республики Крым раскрывают лишь его революционную деятельность.

Наша справка. Н.Н. Богданов, из обедневших дворян Рязанской губернии. В родовом имении Братовка жили не только его отец Николай Дмитриевич, но также сестра Софья Дмитриевна и брат Александр Дмитриевич Богдановы. В первом браке Софья Дмитриевна была замужем за Петром Шишкиным. Когда их сыну Анатолию исполнился год, отца нестало. Софья Дмитриевна вышла замуж за Павла Ивановича Коробьина. У них родилось трое дочерей - Елена, Софья, Ольга и сын Константин (впоследствии владелец дачи Селям).

Н.Н. Богданов родился в 1875 г. С юношеских лет он активно включился в политическую борьбу. В 1892 г. Тамбовским губернским жандармским управлением привлекался к дознанию и тюремному заключению на один месяц за хранение нелегальной литературы. После чего был подвергнут гласному надзору на два года в избранном им месте жительства. Был освобожден от надзора по собственному ходатайству в апреле 1894 г.

Вторично был подвергнут гласному надзору в 1899 г. в связи с участием в тайном обществе во время учебы в Рижском университете (на один год).

С тех пор Н.Н. Богданов постоянно находился в поле зрения жандармского управления, которое следило за его передвижением и посылало отчеты. Иногда Н.Н. Богданову приходилось писать докладные записки о своем передвижении и, в частности, когда он баллотировался в гласные Ялтинской городской Думы для подтверждения благонадежности. В отчете Ялтинской городской Думы от 23 ноября 1912 г. он писал, что ему 38 лет, живет он в собственном доме в Новом Симеизе с 14 февраля 1910 года. Его семья состоит из жены Софьи Павловны, 37 лет, (урождённой Коробьиной) детей Софьи 8 лет и Константина 6 лет. До переезда в Крым на постоянное место жительства служил инспектором в Русском страховом обществе при правлении в С. Петербурге и не имел постоянной квартиры. По делам службы ездил по всей стране, останавливаясь в гостиницах. Семья с 1907 г. жила в Алупке на даче Лутовиновых, куда он приезжал на все праздники. В сентябре 1909 г. жил на даче Я.П. Семенова в Новом Симеизе.

Положительный отзыв, данный о нем И.С. Мальцовым, сыграл решающую роль в праве его баллотироваться в гласные. Видимо его деятельная натура настолько покорила И.С. Мальцова и Я.П. Семенова, что они его поддержали и на пост председателя Общества курорта Симеиз. Замечательную характеристику дал ему В.А. Оболенский в своих воспоминаниях:

«Тучный, широкоплечий, с короткою шеею, с круглым широким лицом - с виду увалень, который лучше всего должен был бы себя чувствовать в покойном кресле, он, однако, был самый подвижный из нас. Даже места постоянного не имел. Все передвигался: то сядет направо, то налево, где случайно свободный стул окажется. Из заседания непрерывно отвлекали его телефоны. Бумаг с собой никаких никогда не таскал; докладывая свои дела, вытаскивал иногда какую-нибудь официальную бумажку то из одного, то из другого кармана. В докладах был очень краток, деловит и решителен. Столь же решителен был и в действиях. Огромная энергия и смелость совмещались в этом человеке с исключительной мягкостью и бесконечным добродушием. Старый земец и кадет, он был членом 2-й Гос. Думы от Рязанской губернии и пользовался огромной популярностью среди местного населения. С 1913 г. он был Председателем Ялтинского уездного Земства. После февральской революции был назначен Комиссаром Таврической Губернии, и о времени его управления сохранились многочисленные рассказы, свидетельствующие об его находчивости и умении мирными средствами справляться с бушевавшей революционной стихией. Когда водворились большевики, и пришла весть об образовании Добр. Армии, он отправился в армию и проделал с Корниловым весь Ледяной поход, верхом на коне, везя с собой, как казначей, все фонды добровольческой армии. Ему было вверено Министерство Внутренних Дел, наиболее тягостное для нашей интеллигентной психологии. Приходилось заново создавать кадры местной стражи, организовывать розыск, охранять внутреннюю безопасность, остерегаясь прибегать слишком часто к помощи несдержанной в своих порывах воинской силы. И всё это он проделал просто, без ужимок, но и без сладострастия, с обычною энергиею и с обычною улыбкою своих больших голубых глаз. Этот непрезентабельный грузный человек был, пожалуй, больше всех других любим в нашей среде. И нежность к нему сказалась особенно ярко в момент, когда всем нам пришлось бежать, когда правительство погрузилось на пароход, идущий в Европу, а Богданов вдруг явился с нами прощаться.

Как так? Зачем прощаться?

Нет, не могу; еду в Новороссийск, на фелюге, а там дальше в Добровальческую Армию.

А жена и дети? (У него был мальчик и девочка, оба некрепкие здоровьем).

Ничего, поместимся на фелюге.

Мы обнялись, особенно растроганные этим характерным для Богданова жестом. Он уплыл, явился к Деникину, но не вынес тогдашней атмосферы ДА, двинулся на Восток через Каспийское море в Сибирь, к Колчаку, а после падения Колчака через Владивосток пробрался в Европу.»

Первоначально семья Богдановых жила в Чехословакии, затем перебралась во Францию, в Париж и небольшое курортное местечко Ла Фавьер, где прибрели маленький домик.

Он всегда был принципиально честен и за границей оказался почти без средств существования. Семье приходилось постоянно изыскивать возможности заработать деньги. Но самой большой мечтой было возвращение на Родину. К сожалению, через четыре года не стало сына, а в 1930 году не выдержало сердце и Николая Николаевича. Его жена Софья Павловна и дочь Софья Николаевна в 1947 году все-таки вернулись на Родину. Они побывали на родной рязанской земле, а затем переехали в Крым, в Симферополь к родственникам по линии сводного брата Анатолия Петровича Шишкина.

Но тогда в 1913 г. он был избран гласным, а затем и председателем Ялтинской Земской Управы. От решения проблем маленького курорта Симеиз он перешел к решению проблем всего Ялтинского уезда. В то время активно развивалось курортное строительство, и все службы Земства были обеспокоены проблемами чистоты курорта, вопросами водоснабжения, канализации, транспорта. Он был сторонником проведения на Южный берег Крыма железной дороги. Под его руководством Ялтинское Земство внесло проект в Государственную Думу о передаче в Земство негосударственного общественного пользования проселочные дороги, и возложить заботы о них на Земство. В Ялтинском уезде было построено несколько дорог: от Скути (Приветное) до Карасубазара (Белогорск), от Скели (Родниковское) до Узунджи (Колхозное).

Н.Н. Богданов считал, что курорты должны быть доступны всем, без различия вероисповедания и положения в обществе, поэтому подал прошение в Гос. Думу о свободе передвижения евреев на курорты России.

Конечно, общественная жизнь не могла дать достаточных средств к существованию, поэтому дачи строил не только для проживания, но и для сдачи в наем.

Автором проекта и строителем дач был военный инженер Я.П. Семенов. В их архитектуре можно увидеть элементы модерна и неоклассицизма. Наиболее интересно они представлены в архитектуре дачи Большой Богдан: небольшая колоннада, украшающая фасад здания, небольшие выступающие ризолиты, навершине которых выполнено в виде полукруга, отсутствие карнизов, сочетание различных материалов в отделке здания - штукатурка, камень грубой рустовки и лепной орнамент, украшающий стены здания. Улица, образованная этими дачами, носила название Николаевской и была самой популярной в Новом Симеизе. Вечером она становилась Бродвеем, на который выходила в своих нарядах курортная публика.

Напротив дачи Большой Богдан находится дача военного инженера Генерал-майора Якова Петровича Семенова. Участок площадью 2302 кв. саж. он приобрел 19 мая 1902 г. Проект фасада здания был выполнен архитектором Н.П. Красновым. Общий проект и строительство осуществлял он сам. Боковые фасады здания имеют полукруглые завершения, один из них был украшен металлической решеткой. Крыша здания, кроме центральной башенки, не имеет карнизов. Прямоугольные окна имеют круглые обрамления. Подобные элементы представлены в стиле модерн. Перед дачей разбит небольшой парк, в котором были высажены ливанские кедры, за их кронами дача сегодня практически не видна.

Я.П. Семенов вложил почти 20 лет в развитие Нового Симеиза. Им были созданы планы восточной и западной части курорта. Это он прокладывал улицы, коммуникации, благоустраивал курорт. В честь его одна из улиц была названа Семеновская. Как посредник И.С. Мальцова он занимался продажей участков земли, благодаря чему к 1920 г. все они были проданы. Проекты лучших дач Симеиза были созданы или им самим, или совместно с архитектором Н.П. Красновым. Кроме того, он сам и строил эти дачи и мог построить еще немало. Все знали, что он сделал для Симеиза и, тем не менее, расстреляли его из-за дворянского происхождения после установления Советской власти в Крыму.