Дача "Большой Богдан" - главный вход

История рода Мальцовых

«История всех производств в России связана с именем Сергея Ивановича Мальцова... Будь это в Париже, ему бы поставили памятник.»

Именно так писал об основателе Симеизского курорта известный инженер-изобретатель Николай Петрович Мельников, автор многих статей об удивительном человеке, которого он называл «Титаном русской промышленности». Эти слова можно отнести ко всему роду Мальцовых.

Родословная Мальцовых восходит к началу XVIII века. Среди них были как дворяне, так и лица купеческого звания.

С одним из них, Василием Васильевичем (Большим), связано начало заводской деятельности Мальцовых. В 1724 году, он, сын купца гостиной сотни, был принят в «компанейщики» на равных паях по заводскому делу жителем Гжатской пристани Назаром Дружининым и калужским посадским человеком Аксеновым, которые по указу Петра I от 11 февраля 1723 года основали стеклянную и хрустальную фабрики в Карачаевском уезде на земле Введенского девичьего монастыря и в Можайском уезде близ города Гжатска. В 1730 году, после смерти своих компаньонов Василий Большой становится главным содержателем фабрик, а после смерти своего брата Василия Меньшого в 1743 году - полным ее хозяином. На фабриках производились стаканы пивные и медовые, гладкие и рисованные, стекла зеркальные и «окошные» белые. Здесь старались внедpить в производство новейшие технологии и приглашали на работу лучших мастеров как отечественных, так и иностранных. Поэтому производство стекла и хрусталя стало приносить значительные доходы. Производство стекла требует больших температур (до 1000°С), которые можно получить только при большом использовании дров и, соответственно, значительном истреблении леса. Лес, идущий на строительство флота, Петр I рассматривал как стратегический материал и запрещал его рубить под страхом смертной казни. В дополнение к этому вышел Указ Сената в 1747 году о переносе предприятий размещенных в 200 верстах от Москвы и, в том числе, Мальцовский завод в селе Новом под Гжатском. К этому времени Василий Большой уже отошел от дел, поэтому переносом производства занялись его дети - Александр и Аким. 23 ноября 1750 года Александр получает разрешение на перенос завода в село Радутино, расположенное в 500 верстах от Москвы. В июне 1756 года Аким основывает на реке Гусь при сельце Никулине Владимировского уезда Московской губернии новый хрустальный завод, получивший впоследствии название Гусь-Хрустальный.

дача большой богдан - главный вход

После кончины Александра в 1755 году производство стекла и хрусталя в Брянском (Радутино) и Карачаевском уездах продолжила его вдова Евдокия. Она разделила наследство, принадлежащее Александру и Акиму, и самостоятельно управляла производством более 30 лет. Не имея наследников по мужской линии, в 1788 году она решила продать заводы вдове Акима Марии Васильевне. (Аким скончался в 1785 году.) Нужно отметить, что все женщины рода Мальцовых были неординарны: они были либо необыкновенно красивы, либо необыкновенно трудолюбивы. Для дальнейшего развития производства необходимо было приобретать новые земли и заводы, однако право на покупку недвижимого имущества в то время имели только дворяне. Женщины рода Мальцовых, вспомнив старинную родословную, добились восстановления своих прав. «По именному Высочайшему Указу 14 августа 1775 года Фома и Аким Васильевы Мальцовы исключены из купечества и возведены в первобытное предков их дворянское достоинство и 5 августа 1788 года пожалованы Фоме Васильеву и детям Акима: Сергею и Ивану Мальцовым на дворянство дипломы и внесение герба рода Мальцовых в Высочайше утвержденный гербовник».

Герб рода Мальцовых и описание представлено его потомками: «В щите, имеющем красное поле крестообразно положены две шпаги острыми концами вверх, и над оными изображена осьмиугольная серебряная звезда. Щит увенчан дворянскими шлемом и короною с страусовыми перьями. Намет на щите красный подложен серебром.» Впоследствии они добились внесения в Дворянскую родословную книгу Московской губернии и своих внуков. «Правительствующий Сенат полагает определение Московского Дворянского Депутатского Собрания 9 апреля 1790 г., 18 февраля 1821 г., 20 ноября 1824 г., 29 ноября 1829 г. и 27 сентября 1846 г. о внесении в первую часть родословной книги Фомы Васильева Мальцова, племянников его Сергея и Ивана Акимовых Мальцовых, детей первого Ивана, Сергея, Наталию и Софью, сыновей второго: Василия и Сергея, и детей сего последнего Капитолину, Марию и Софью».

Получение дворянства дало возможность не только активно заниматься промышленным производством, но и участвовать в общественной жизни России. В частности, купечество города Орла выдвинуло Акима Мальцова депутатом в Екатерининскую комиссию по составлению Нового Уложения. В конце жизни он дослужился до звания генерал-лейтенанта.

У Акима и Марии Мальцовых кроме двух сыновей было еще четыре дочери: Анна, Прасковья, Екатерина, Александра. Вдова Акима Мальцова значительно расширяет производство. Кроме приобретённых двух фабрик у Евдокии, она в 1793 году в лесной чаще поблизости от деревушки Дядьково Трубчевского уезда Брянской губернии строит, знаменитый впоследствии, хрустальный и стекольный заводы. Любимцем Марии Васильевны был младший сын Иван Акимович (1774-1853). Именно ему мать решила доверить мальцовское многомиллионное состояние, так как старший сын, Сергей, считался в семье легкомысленным. В 1794 году Иван по причине болезни увольняется с военной службы в чине секунд-майора, переезжает в Москву и посвящает себя промышленной деятельности. Он доводит производство продукции Дядьковской фабрики до уровня Гусь-Хрустальной. По совету матери становится пайщиком образованной в 1799 году Российско-Американской компании, целью которой была торговля на северо-западном побережье Америки. И 1804 году Мария Васильевна передает ему все свои 10 предприятий и Иван Акимович Мальцов становится полновластным хозяином.

Именно в это время начинается романтическая история женитьбы Ивана Акимовича на Капитолине Михайловне Вышеславцевой. Однажды, гуляя по Юсуповскому саду в Москве, который находился в Большом Харитоньевском переулке, он встретил женщину удивительной красоты. Она также совершала прогулку по саду, ведя за руку мальчика лет шести, смуглого и курчавого как арапчонок. Это была жена Василия Львовича Пушкина: Капитолина Михайловна Вышеславцева, а гуляла она с племянником мужа Александром Пушкиным, в будущем прославленным поэтом. Дом Василия Львовича в Малом Харитоньевском переулке был знаменит модным литературным салоном, где часто собирались знаменитости. Иван Акимович Мальцов зачастил к Пушкиным. Он одаривал Капитолину Михайловну хрустальными, гранеными под драгоценные камни флаконами с духами и одеколонами. Мальцов был моложе ее и его ухаживания импонировали ей. Василий Львович был намного старше, к тому же, выйдя в отставку еще при Павле I, он подурнел, постарел, а самое главное, не имел такого состояния как Мальцов. Существует несколько версий обстоятельств развода супругов Пушкиных. Развод был возможен только при болезни супруга или при доказательстве измены супруга. Поэтому, Капитолина Михайловна, узнав, что у Василия Львовича от крепостной девушки Пушкиных Анны Николаевны Ворожейкиной есть дочь Маргарита, добилась письменного признания его в этом и потребовала официального развода, хотя подобных внебрачных детей на Руси было немало. Как правило, им давались другие фамилии, нередко они получали хорошее воспитание, образование и положение в обществе. Ярким примером тому может служить история жизни Перовских, В.А. Жуковского. Но Капитолине Михайловне нужно было добиться развода, во что бы то ни стало. Синод признал Василия Львовича виновным в измене и запретил ему впредь жениться. Его детям от Ворожейкиной: Маргарите и Льву была дана фамилия Васильевых, они не имели прав на недвижимость отца, он мог помочь им только деньгами. Развод был оформлен в 1806 году.

В этом же году Капитолина Михайловна вышла замуж за Ивана Акимовича Мальцова. У них родилось трое детей. В 1807 году сын Василий, в 1808 году родилась дочь Мария, ставшая впоследствии женой графа Николая Павловича Игнатьева, дипломата, председателя кабинета Министров, члена Государственного Совета. В 1810 году родился сын Сергей, который и дал основание к развитию курорта в Симеизе.

Не менее интригующей была и женитьба старшего брата Ивана Акимовича Мальцова - Сергея Акимовича. 28 сентября 1798 года он ушел в отставку из армии в звании корнета лейб-гвардии конного полка и вел рассеянную светскую жизнь. Тратил большие деньги, участвовал в конных скачках. В Петербурге возобновил знакомство с бывшими сослуживцами по полку Мещерским, Мухановыми и другими. Слыл состоятельным женихом. Когда овдовела княжна Анна Сергеевна Мещерская, имевшая от примьер-майора П.И. Лодыженского двоих детей, он женился на ней в 1802 году, тем самым породнился с князьями Трубецкими, Кушелевыми, Всеволожскими, Матвеевыми и другими. По случаю женитьбы Мария Васильевна выделила сыну значительный капитал. К тому же, через приемную дочь Александру Петровну, ему досталось огромное наследство ее деда Ильи Лодыженского, ушедшего из жизни в 1811 г. Сергей Акимович купил ряд фабрик в Мещерских землях, быстро восстановил производство, разрушенное во время войны с Наполеоном, в связи с возросшим спросом на продукцию его заводов и получил значительные доходы. Кроме того, он приобрел в 1817 г. у брата, Ивана Акимовича, Владимировские стекольные заводы, пытался создать новые образцы продукции, в том числе на основе секретов венецианских мастеров-стеклодувов из Мурано. Но тяжелая болезнь жены изменила все планы. В 1819 г. супруги сдут лечиться в Италию и поселяются на всю зиму во Флоренции. 24 апреля 1820 г. Анна Сергеевна скончалась в Риме. Сергей Акимович удрученный и сломленный болезнью, написал завещание. Оно было подписано 24 сентября 1823 г. и определило права владения его имуществом: «...имея при себе законных детей, в малолетстве ныне находящихся, сыновей Ивана, Сергея, дочерей девиц Марию, Наталью и Софью Сергеевы Мальцовы по слабости своего здоровья желаю соблюсти спокойствие (в отношении движимого и недвижимого имущества): 1). Хрустальные, стеклянные заводы, земли пустоши во Владимирской, Рязанской губернии сыну Ивану, московский каменный дом в Хамовнической части ему же. 2). В Смоленской губернии сыну Сергею. Дочерям Иван должен выдать по 225 тысяч рублей. А брат Иван Акимович, пока дети малы, принять звание душеприказчика и покровителя.» Вскоре он скончался. Иван выполнил завещание своего брата и на протяжении всей жизни помогал его детям.

Еще при жизни Сергея Акимовича Иван Акимович задумал грандиозное переустройство своего производства. Продав брату часть заводов, он покупает в 1820 г. у Петра Евдокимовича Демидова Людиновский и Сукремельский чугунно-литейные заводы и дает начало Мальцовскому металлургическому делу, которое впоследствии назывался Мальцовским заводским округом. Иван Акимович обладал поразительным деловым чутьем, острым чувством экономической перспективы. Кроме всего прочего он производит технику для сельского хозяйства, которая была так необходима для освоения необъятных степных просторов Новороссийского края, ищет рынки сбыта своей продукции. Тогда Крым для него был не известным белым пятном.

В 1824 г. на Южном берегу Крыма, в Кореизе приобрела земли княгиня Анна Сергеевна Голицына, урожденная Всеволожская. Ее родная сестра княгиня Софья Сергеевна была замужем за князем Иваном Сергеевичем Мещерским. Родная сестра последнего была женой Сергея Акимовича Мальцова. Они активно общались друг с другом и, по всей вероятности, в письмах княгиня Анна Сергеевна рассказала ему об экономических возможностях полуострова. Поэтому вместе с сыном Сергеем и племянником Иваном в 1825 г. он решил предпринять путешествие по Крыму, чтобы увидеть все самому и принять необходимое решение. К тому же ему очень хотелось показать сыну и племяннику Русскую Швейцарию.

Настоящим путеводителем во время их путешествия стала книга И.М. Муравьева-Апостола «Путешествие по Тавриде в 1820 г.». В Бахчисарае они встретились с редактором журнала «Современник» П.П. Свиньиным, который уже побывал на Чатыр-Даге, на Южном берегу Крыма и посоветовал им совершить путешествие на побережье через перевал Шайтан-Мердвен (Чертова лестница). Об этом путешествии на Южный берег, в Симеиз сложены легенды, с помощью которых пытались объяснить причину приобретения Мальцовыми земель на побережье. Вот как звучит одна из них изложенная в путеводителе по Симеизу В.М. Кузьменко:

«По сохранившейся в семье Мальцовых легенде, основанием имения послужил следующий случай: в последнюю поездку писателя Грибоедова в Крым, перед отправлением в Персию, с ним был здесь И.А. Мальцов; в Крыму они посетили, между прочим, местность нынешнего Симеиза. Они были очарованы заливом и пляжем у скалы „Дивы" и решили здесь выкупаться. При купании, как это бывает нередко, соскользнуло в воду обручальное кольцо у Ивана Акимовича. Все поиски кольца были тщетны, и Иван Акимович его потерею был страшно удручен; он решил не уезжать отсюда, пока не отыщется потерянное кольцо. Наконец настало намеченное для отъезда время, а кольцо не было найдено; Иван Акимович был безутешен... Грибоедову пришла идея удовлетворительного решения вопроса: кольцо в воду кануло и с этим необходимо примириться, но если Иван Акимович будет владельцем той части берега, у которой кольцо утеряно, то как бы в действительности кольцо по-прежнему будет собственностью его. Идею эту Грибоедов не замедлил сообщить Ивану Акимовичу, который ухватился за нее, как за соломинку утопающий, и немедля приступил к осуществлению ея.»

Однако следует признать, что это только красивая легенда. В описываемое время эти земли принадлежали Феодосию Дмитриевичу Ревелиоти, который был одним из первых владельцев Симеиза. Освоение его было начато русскими дворянами только после 1823 года. До этого ни один из путешественников, проезжая через Симеиз не упомянул в своих воспоминаниях ни одного владельца этой местности из России. Активное освоение земель на побережье было начато с приездом в Крым в 1823 г. Генерал-губернатора Новороссийского края и полномочного наместника Бессарабской области графа Михаила Семеновича Воронцова, который во время своего пyтешествия по полуострову увидел возможности края и решил преобразовать его экономику. Для осуществления своих планов он решил собрать молодую деятельную команду из участников войны 1812 г. и в особенности из Мобежского оккупационного корпуса, которым он командовал во Франции. Среди них были и родственники, в том числе Дмитрий Васильевич Нарышкин, его троюродный брат, которого он назначил Гражданским губернатором Таврической губернии, в состав которой входил и Крым.

Дмитрий Васильевич был из древнего рода Нарышкиных, которые верой и правдой служили русским императорам. Начав военную службу поручиком Семеновского полка в 1810 г., он уже через два года стал адьютантом генерал-лейтенанта Н.Н. Раевского Старшего. В 1819 г. в звании полковника уволился из армии по семейным делам и вскоре женился на Наталье Федоровне Растопчиной, дочери генерал-губернатора Москвы. У них родилось двое сыновей: в 1821 г. Федор, в 1825 г. Анатолий. Став Гражданским губернатором Тавриды, Нарышкин с семьей поселился в Симферополе, в предместье которого в 1824 г. приобрел на имя жены хутор Михайловский.

В 1826 г. Д.В. Нарышкин строит губернаторский дворец в своем имении, который известен и поныне. Как гражданский губернатор Д.В. Нарышкин немало сделал для развития экономики края. В годы его правления (1823-1829) началась активная застройка центральной части города Симферополя.

В 1829 г. был построен собор Александра Невского, просуществовавший 100 лет, начато строительство дороги Симферополь - Алушта - Ялта - Севастополь, о чем напоминает надпись в память ее строителей на памятнике, поставленном на Ангарском перевале. К сожалению, его деятельность как гражданского губернатора незаслуженно забыта. Кроме имения в Симферополе Дмитрий Васильевич Нарышкин 11 октября 1824 г. приобретает на свое имя в Симеизе у крымских татар 42 десятины земли.

Можно с уверенностью сказать, что он был первым русским помещиком, который купил имение в Симеизе. Имя первого владельца сохранилось до настоящего дня в топономике Симеиза, в частности, в названии небольших скал: Нарышкинские камни, которые находились в море напротив его имения (ныне территория санатория Симеиз).

Первые владельцы постарались благоустроить свои земли: разбили парк, заложили сады и виноградники. Их примеру последовал Феодосий Дмитриевич Ревелиоти, который в 1825 г. приобрел несколько участков земли у татар Симеиза, граничащих на востоке с Д.В. Нарышкиным, в том числе в урочище «Кокос» и «Ай-Панда» (ныне территория сан. «Пионер»). Кроме этого Ф.Д. Ревелиоти купил 44 дес. 750 кв. саж. в восточной части Симеиза (ныне территория сан. им. Баранова).

Ф.Д. Ревелиоти с 1807 по 1831 год был командиром Балаклавского Греческого пехотного батальона, который охранял побережье от Севастополя до Феодосии. Прекрасно ориентируясь в экономике полуострова, он скупает земли у местных жителей и создает небольшие имения. Таким образом, появляются новые дачи в Мухалатке, Кучук-Кое, Кекенеизе, Св.Троице, Лименах, Ореанде, Алупке, Симеизе. Третьим владельцем земель в Симеизе становится полковник Франк, о чем сообщает в своих воспоминаниях о путешествии по Крыму в 1825 г. П.П. Свиньин.

Практически свободных земель на берегу моря в Симеизе не оставалось, поэтому И.А. Мальцов не мог купить себе дачу здесь во время путешествия. Ф.Д. Ревелиоти стал продавать свои земли только тогда, когда, в связи со строительством дороги Симферополь-Ялта-Севастополь цены на них резко поднялись. Впоследствии, в 1832 г. Ф.Д. Ревелиоти продал свое второе имение в Симеизе князю Василию Ивановичу Мещерскому. А оставшуюся часть дачи у Н.Ф. Нарышкиной в 1836 г. купила Александра Станиславовна Потоцкая. Затем она еще приобрела часть земель у татар Симеиза, и ее дача достигла площади 50 дес. Первые 30 десятин земли И.А. Мальцов купил у Ф.Д. Ревелиоти только в 1828 г., это было урочище «Кокос» и «Ай-Панда». В 1830 г. он купил 4 дес. 1428 кв. саж. у Д.В. Нарышкина и 127 дес. 1484 кв. саж. у Муслима Умера Оглу. Самое большое количество земель И.А. Мальцов приобрел в 1836 г. у Халила Эип Оглу - 250 дес. Он приобретал земли до конца своей жизни, но особенно много в 1844 г. от местных жителей и последние 50 дес. 29 марта 1853 г. от А.С. Потоцкой.

К этому времени производство Мальцовых достигло значительных результатов. По всей вероятности, год 1828 имел для Ивана Акимовича большое значение. К этому времени заканчивается перепроизводство металлургических заводов, которые стали вырабатывать различную продукцию необходимую для оснащения новых предприятий, в том числе созданных по проектам самого Мальцова. Разносторонность его интересов поражает. Он производит стекло, хрусталь, чугун, машины, внедряет новые отрасли сельского хозяйства. Иван Акимович первым в России наладил производство свекловичного сахара. Он предложил крестьянам вместо конопли засеять поля свеклой и при любом исходе заплатить ту сумму, которую они выручают от продажи конопли в самый урожайный год. Крестьяне приняли это предложение, и результаты превзошли все их ожидания. Они получили значительную прибыль, работу и дополнительный заработок в зимнее время, а отходы сахарного производства экономили сено, в полной мере обеспечивая нужды животноводства. В отчете Императорскому сельскохозяйственному обществу в Москве Мальцов отмечал, что производство сахара в России «.. .умножит при том доходы помещиков, крестьян и, распространяясь, откроет обильный источник богатства народа».

К 1857 г. в хозяйстве Мальцовых действовало уже 9 заводов, на которых производилось около 30000 пудов сахара. И хотя в Киеве поставлен памятник Бобринскому как основателю производства сахара, а не Мальцову, но именно он приезжал в Любахну учиться у Ивана Акимовича и по его совету приобрел имение в Смеле для развертывания этого производства. Значительные доходы, полученные от Мальцовских экономий позволили приобрести ему земли в Симеизе.