Ворота бывшей дачи "Большой Богдан" - ныне санаторий "Юность"

Продолжение истории рода Мальцовых

Так как Мальцов в это время активно занимался вопросами сельского хозяйства, то новые приобретенные земли он решил использовать для развития виноградарства и виноделия. Он строит в Симеизе один из первых винзаводов на Южном берегу Крыма, который сохранился до сегодняшнего дня и входит в систему винкомбината «Массандра». Проект винзавода был одним из лучших в то время, его галереи самые сухие, в них не проникала вода, не было плесени, что всегда способствовало созданию качественных вин. Практически, большая часть земель в Симеизе была засажена виноградом, что подтверждают фотографии конца XIX века. Какой бы отраслью промышленности не занимался Иван Акимович, он всегда достигал в ней значительных результатов.

Его сын Сергей Иванович продолжил дело отца, сделав рывок к техническому прогрессу, на основе частного капитала создал отечественную тяжелую индустрию, современное машиностроение. К сожалению, его деятельность не была в полной мере поддержана государством - это была участь многих предпринимателей России, обладавших дальним видением, работающих с размахом и перспективой. Дерзость и масштабность замыслов этих капитанов промышленности, способность идти на личный риск во имя процветания отечества, общества в целом, волнует воображение и сегодня.

ворота бывшей дачи большой богдан - ныне санаторий юность

Осветить всю деятельность «Титана русской промышленности» в небольшом путеводителе просто невозможно, можно только перечислить основные этапы этой деятельности и показать самые значительные достижения. Грандиозность замыслов и воплощение их в жизнь были невозможны без работы предыдущих поколений и серьезной подготовки самого Сергея Ивановича, а родители постарались дать ему хорошее домашнее образование. Кроме гуманитарных дисциплин он изучал механику, химию, физику, металлургию и другие науки, прекрасно знал французский, английский, немецкий языки. Иван Акимович учил детей, племянников и внуков слагать стихи, писать картины, играть на различных музыкальных инструментах. В Симеизе им была собрана коллекция старинных музыкальных инструментов. Он хотел, чтобы его дети стали лучшими людьми Отечества и были разносторонне развиты, поэтому кроме точных дисциплин пытался заложить в их души чувство прекрасного. Иван Акимович всегда был рядом с детьми и сам с ними совершил путешествие по Крыму, не доверяя эту обязанность никому другому. Крым, и в частности, Симеиз, поразили их воображение, они влюбились в эту землю. В конце концов, Симеиз стал местом последнего пребывания их на этой земле.

Как дворянин, Сергей Иванович достигнув определенного возраста был принят в гвардейскую кавалерию. Произведенный в офицеры, он быстро достиг высших чинов, дослужился до звания генерал-майора и несколько лет был адъютантом принца Петра Ольденбургского. Служба эта была необременительна, давала ему много свободного времени, и он его использовал для поездок за границу в 1837-1838 г., чтобы глубже изучить металлургическое дело, усвоить новейшие достижения в технике и производстве. С раннего детства он интересовался заводским делом, вынашивая обширные проекты развития семейных предприятий. Практически С.И. Мальцов совмещаел карьеру военного с управлением заводами. В 1849 г. он подал в отставку, несмотря на ожидавшую его блестящую военную карьеру, уехал в свое родовое имение Дядьково с намерением посвятить себя отечественной промышленности.

Тогда же, в 1849 г., Сергей Иванович реализует свою давнюю мечту: строит в Симеизе Хрустальный дворец, для которого в Людинове были специально изготовлены деревянный сруб и металлический каркас. Уже затем, в разобраном состоянии, они на лошадях были доставлены в Крым. Этот сруб поставили на месте дома Нарышкиных на холме над морем (напротив Нарышкинских скал) и окружили со всех сторон стеклянными верандами. Дом напоминал огромный хрустальный фонарь. По всей вероятности этим дворцом Сергей Иванович хотел показать возможности своих стекольных заводов.

Продолжая дело отца, Сергей Иванович Мальцов был первым во многих отраслях промышленности. Одной из самых сложных экономических проблем в России была проблема хороших дорог. Еще в 1823 г. граф М.С. Воронцов и почтмейстеры Москвы и Петербурга братья Булгаковы, с целью наладить пути сообщения между Москвой и Петербургом стали использовать дилижансы. Но это не решало проблемы, нужен был другой, более современный и быстрый вид транспорта - железная дорога. Первая железная дорога была построена в 1838 г. от Петербурга до Царского Села с использованием рельс иностранного производства. Вторая железная дорога была построена от Петербурга до Москвы с привлечением русских промышленников, в частности Мальцовых. В 1839 г., с согласия отца, Сергей Иванович на базе старого чугунного производства в Людинове основывает рельсопрокатный завод и поставляет рельсы для этой дороги. Без деятельности Мальцовых невозможно было представить развитие современных путей сообщения в России и, соответственно, более активное развитие экономики страны. Еще на пороге Крымской войны (1853-1856) они предложили построить железную дорогу в Крым от Екатеринослава, которая в случае военных действий на полуострове, способствовала бы быстрому обеспечению наших войск всем необходимым. Мальцовы предложили построить дорогу упрощенного типа - для конного движения, используя рельсы, приготовленные для строительства Варшавской дороги. Но, к сожалению, проект их не был принят из-за оппозиции министра путей сообщения графа Клейнмихеля. Когда же центр военных действий был перенесен на Крымский полуостров, то к Мальцову обратились с предложением строительства дороги на тех же условиях, но обстоятельства настолько изменились, что построить дорогу в такой короткий срок и за такие деньги было уже невозможно. Наличие железной дороги, возможно, привело бы к другим результатам в Крымской войне, и не было бы падения Севастополя и гибели Черноморского флота. Не имея возможности построить железную дорогу и желая, все-таки, помочь родине, Сергей Иванович взял на себя поставки пушечных лафетов в Крым по цене 675 руб. каждый из которых прежде обходился казне по 1200 руб. Сергей Иванович Мальцов был первым в производстве паровых машин. На Людиновском заводе был создан первый винтовой двигатель, установленный на корвете «Воин» накануне Крымской войны. Он предложил внедрить на Черноморском флоте новый тип судов с винтовыми двигателями, на что адмирал Нахимов сказал ему: «На что нам эти самоварчики?». Несмотря на это именно на заводах Мальцова зародилось русское пароходное дело - построили первые пароходы для рек Десны и Днепра. На этих заводах работало немало иностранных специалистов. Через научные издания Мальцов внимательно следил за новыми достижениями науки и техники в Европе.

Разнообразная деятельность Мальцовых привела к образованию одного из первых в России универсальных промышленных районов, целой промышленной империи, со своими вотчинными заводами и фабриками, своими законами и деньгами, особой формой одежды для рабочих и своей полицией. С большой любовью автор книги «Российские Медичи» М. Гавлин описывает деятельность Мальцовых, как ведущих промышленников России. Он приводит высказывания известного публициста В.И. Немировича-Данченко, который написал по предложению С.И. Мальцова серию очерков, пропагандирующих деятельность его империи и вошедших в книгу «Америка в России» издательства «Русская мысль» (1882 г.). Характеристика В.И. Немировича-Данченко является наиболее объективной, так как именно она дает возможность понять, каким образом С.И. Мальцову удалось создать один из лучших курортов на Южном берегу Крыма:

«Царство это является оазисом среди окружающего бездорожья и бескормицы. Тут работают более ста заводов и фабрик; на десятках образцовых ферм обрабатываются земли. Тут люди пробуравили землю и, как черви в орехе, копошатся в ней, вынося на свет Божий ея скрытые богатства; отсюда добрая часть нашего отечества снабжается стеклом, фаянсом, железом, сталью, паровозами, вагонами, рельсами, паркетами, всевозможными машинами, земледельческими орудиями... Здесь нет роскоши и излишеств, - нет и нищеты, нет голодовок».

За заслуги в развитии промышленности С.И. Мальцов в 1875 г был избран в почетные члены Общества содействия русской торговли и промышленности. Популярность его была шире, чем кого-либо другого из промышленных и общественных деятелей. Имя его было известно во всей Европе.

Деятельность С.И. Мальцова по устройству социального обеспечения и быта рабочих носила не просто филантропический характер, была более широкой, исходила из понимания значения цивилизованных условий жизни рабочих и их семей для развития производства, зависимости частного богатства от общественного благосостояния. Эта деятельность во многом опережала свое время. В период наивысшего расцвета Мальцовского промышленного района расценки заработной платы были доведены до возможного максимума и далеко превосходили среднюю норму потребностей рабочей семьи. Обыкновенный рабочий день составлял 10-12 часов по сравнению с 14-16 на других предприятиях России. Для самых трудных работ был установлен 8-часовой день, что на 20-30 лет ранее, чем вопрос об этом был поставлен в Западной Европе. Мальцов строит своим рабочим небольшие каменные домики городского типа на 3-4 комнаты, с приусадебными участками; даром отводит выгон для домашней скотины и отпускает топливо. Везде в городских центрах открываются благоустроенные школы на несколько сотен учеников. В Людинове основано техническое училище, признанное местным университетом. Благодаря школам рабочее население было поголовно грамотно. Развивается целая система общественного призрения, строятся церкви, организуются большие хоры певчих из среды мастеров. «Восьмым чудом света» называли современники убранство церквей в Дядькове и Людинове. Они были украшены хрусталем с подложенной под него фольгой. Из хрусталя были выполнены иконостас и престол. Очевидцы свидетельствуют, что за 50 лет, даже и во время крепостного права никто из мальцовских рабочих не испытывал телесного наказания, никто не был лишен работы за уклонения и проступки.

Крымская война, отмена крепостного права в 1861 г. и последовавший за ним экономический кризис 1863 г. дали первые трещины в империи Мальцова. Масса продукции была не востребована и лежала на складах. Необходимо было искать новые направления деятельности.

С развитием железнодорожного строительства потребовалось сразу большое количество подвижного состава. Правительство решило не отдавать многомиллионные заказы за границу на их производство, и обратилось к русским заводчикам. На их призыв откликнулся только С.И. Мальцов. В реконструкцию производства он вложил около 2 млн. руб., рассчитывая на долгосрочные правительственные заказы, которые могли покрыть основные расходы. Несмотря на то, что качество продукции было высоким, последующего заказа Мальцов не получил. Новый министр путей сообщения, граф В.А. Бобринский решил: нет нужды заказывать паровозы в России и контракт с ним не был возобновлен. Империя Мальцова понесла большие убытки.

Чтобы как-то спасти свои предприятия Сергей Иванович идет на последнюю меру, учреждая в 1875 г. промышленно-торговое товарищество. Устав «Товарищества» насчитывал 69 параграфов. Первые 14 содержали характеристику предприятий, земельных угодий, права и обязанности владельцев. 15 параграф давал определение капитала «Товарищества» в 6 млн. руб., разделенных на 24000 паев по 250 руб. Большая часть паев принадлежала учредителю и его родственникам. Определенный процент доходов шел на создание благотворительного капитала, который должен был составлять не менее 500 тыс. руб. Такая благотворительность была возможна только при стабильном производстве. Мальцов мечется в поисках выхода, стараясь поддержать производство. С 1870 по 1881 год было сооружено 373 паровоза, 11 тыс. вагонов. Если бы его предприятия стабильно работали, то своей продукцией он мог бы обеспечить всю Россию. Но очередной экономический кризис 1883 г. поставил последнюю точку в жизнедеятельности империи Мальцова. В этом же году произошел роковой случай: перевернулся экипаж, который вез Сергея Ивановича, и его в тяжелом состоянии доставили домой. Пролежав несколько месяцев дома, он по совету врачей уехал лечиться за границу.

За полгода его отсутствия члены правления еще более усугубили проблемы. Вокруг мальцовских заводов начались интриги родственников, имевших связи с двором и стремившихся передать заводы под опеку в казенное ведомство. Немалую роль в этом сыграла и жена С.И. Мальцова, урожденная княжна Анастасия Николаевна Урусова. В архивах ГААРК о ней нет почти никаких документов и не случайно, так как последние годы жизни Мальцовы жили в разъезде, и причин этому было немало.

Княжна Урусова в молодости была необыкновенно красива, и было много претендентов на ее руку и сердце. Сергею Ивановичу пришлось приложить немало усилий, чтобы добиться ее расположения. Совместная жизнь вначале протекала нормально. У них родилось три сына и три дочери: Сергей, Николай, Иван и Капитолина, Мария, Анастасия. Но со временем в характере Сергея Ивановича появилось немало противоречий. В салонах Москвы и Петербурга С.И. Мальцов представлял собою тип ведущего промышленника России, дворянина. Но дома, в Дядькове он ходил в серых казакинах и ездил в безрессорных экипажах, ничем не отличаясь от своих служащих, которые были в основном из крепостных. Его дом в Дядькове, отделанный стеклом, хрусталем и зеркалами никак не гармонировал с самодельной простой мебелью. Глава дома требовал простоты и от домашних: сыновья закладывали экипажи, дочери доили коров. Самой большой его страстью было устройство фабрик и заводов. Так иронично о нем писал в своих воспоминаниях К. Скальковский. Жена Сергея Ивановича, воспитанная при дворе не смогла выдержать такого быта и уехала жить в Москву, забрав с собою детей. В разъезде они прожили практически пол жизни.

Конечно, Сергей Иванович не остался один, но его увлечение и возможная новая женитьба грозили семейству Мальцовых потерей громадного наследства. Поэтому они хлопотали при дворе о передаче заводов под опеку и добились высочайшего повеления. М. Гавлин приводит любопытный документ отзыва С.И. Мальцова о своих родных, который он обнаружил в книге Игнатия Гедройца, его друга, служившим мировым судьей в Любахне. Чтобы понять, почему Сергей Иванович бросил все и уехал в Симеиз и занялся развитием курорта нужно привести этот отзыв полностью.

«Слышали? Под опеку меня... Знаете же, Вы, мою жизнь. Жил как все, при дворе бывал. А этот двор, в лице жены Александра II, забрал мою жену: она подружилась с больной императрицей и бросила меня. Бунтовал - коситься начали. Забрал ребят, приохочивал к работе. Ничего не вышло: волком глядели, выросли - бросили. Шаркают там по паркетам, но это не беда, и я когда-то шаркал, а ненависть ко мне затаили. Жил я по-своему, а деньги посылал им, много они заводских денег сожрали и все мало. Выросли, поженились, и все им кажется, что с заводов золотые горы получать можно, не понимают, что если ты из дела берешь, то туда и клади, всякое дело кормить надо. Тут еще Катя им глаза кольнула. Боятся, женюсь и поторопились объявить подопечным, я, де, самодур, выжил из ума, растрачиваю детское добро. Законным порядком этого бы им не провести, так через маменьку высочайшим повелением...».

В 1885 г. было утверждено казенное управление. Заводское дело Мальцова было оценено в 15 млн. 760 тыс. руб., долг составлял 10 млн. руб., в том числе 3,3 млн. казне, а через 4 года уже составил 7,7 млн. руб. 6 апреля 1888 г. Мальцовское промышленно-торговое товарищество было признано несостоятельным должником. Почти 50 лет жизни С.И. Мальцов отдал развитию тяжелой и легкой промышленности России, и он не в силах был видеть развал своего любимого дела. Морально надломленный, больной он в 1884 г. навсегда уходит от предпринимательской деятельности и буквально бежит в Крым, где проводит последние годы своей жизни.

Даже в период деловой активности Сергей Иванович не оставлял без внимания свое имение в Симеизе. Крымская война, принесшая неисчислимые бедствия полуострову, сказалась и на экономике имения Мальцовых. Приобретение императором Александром II в 1860 г. Ливадии для больной императрицы Марии Александровны вдохнуло новую жизнь в развитие экономики Южного берега Крыма - он стал развиваться как курорт. По началу наибольшее развитие получили расположенные рядом населенные пункты - Аутка и Ялта, а затем Алупка, Мисхор и Симеиз. При этом сельский пейзаж их не менялся практически до конца столетия. Склоны гор все также были покрыты садами, виноградниками и как оазисы, окруженные маленькими парками, выделялись усадьбы владельцев.