Отличная цена на проектирование одноэтажного дома на m2corp от профессионалов

Проходная современного санатория "Юность"

Продолжение истории рода Мальцовых

Из всех землевладельцев только С.И. Мальцов занимался развитием курорта. Он строил на своей земле домики для дачников, а также размещал их в Хрустальном дворце. Под дачи ни одной десятины земли не продал, что и подтверждают документы. Когда его не стало (21 декабря 1893 г.), то детям досталось по наследству в Симеизе имение площадью 567 дес. 600 кв. саж. Прах Сергея Ивановича был перевезен в Людиново, где при большом стечении народа он был похоронен. Журнал «Хозяин» 7 января 1894 г. опубликовал некролог, отметивший большую роль С.И. Мальцова в развитии промышленности России.

Считали, что завещания Сергей Иванович не оставил. В прошении от 13 июня 1894 г. его жена Анастасия Николаевна отказалась от оставшегося после мужа наследства. Наследниками Симеизского имения стали шестеро детей С.И. Мальцова. Земля, строения, товары, находящиеся в магазине, были оценены в 196685 руб. Каждому, по постановлению суда, была определена часть движимого и недвижимого имущества. Но наследники решили имение не делить и оставить его в общем владении двух братьев: генерал-майора Ивана Сергеевича и Николая Сергеевича, находившегося в должности шталмейстера.

проходная современного санатория юность

Остальные подали в суд отказные письма и получением взамен части движимого и недвижимого имущества определенной суммы денег через неделю после ввода во владение. Брату капитану Сергею Сергеевичу 50 тыс. руб., сестрам: жене французского консула Капитолине Сергеевне Дориан, княгине Марии Сергеевне Урусовой, жене дворянина Анастасии Сергеевне Петрункевич по 35 тыс. руб. с оставлением всем акций Мальцовского промышленно-торгового товарищества.

На самом деле завещание С.И. Мальцов составил за день до своей смерти, в котором определил:

«...написал настоящее духовное завещание собственной своей рукой, коим уничтожаю все до сего времени составленные мною духовные завещания. Сим же завещаю дочерям моим Капитолине, Марии и Анастасии в собственность деньгами по 30 тыс. рублей. Девице Екатерине Федоровне Антоновой, находившейся в моем служении с 1883 г. завещаю в собственность деньгами 30 тыс. рублей, все вещи и одежду мою при мне находящуюся и всю движимость мне принадлежащую в доме Симеизском, в котором я жил.

Завещаю ближайшим помощникам моим в занятиях моих, кои выпадали на мою долю в течение моей жизни: Макару Яковлевичу Калинину, Федору Максимовичу Третьякову, Семену Андреевичу Хабарову, Андрею Трофимовичу Леденеву, Алексею Сафоновичу Фетисову, Николаю Михайловичу Суворову - каждому по тысяче рублей в собственность деньгами».

Остальные деньги он завещал на распространение грамотности и просвещения среди жителей волостей, где находились его заводы. Душеприказчиком назначил Статского Советника Павла Ефимовича Тройского. При составлении завещания присутствовали: врач Виктор Матвеевич Иванов, священник Алупкинской церкви Павел Иванович Финагорский и генерал-фельдмаршал граф Дмитрий Алексеевич Милютин. Это завещание, обнаруженное в фондах исторического архива сорутдником Алупкинского музея А.А. Галиченко, проливает свет на семейные отношения Мальцовых. Оно говорит о том, что суд не принял завещание во внимание, считая Сергея Ивановича не вполне здоровым человеком, а потому не имеющим формы распоряжаться своим имуществом и принял другие права наследования. Тем не менее завещание как важный документ помогает нам раскрыть имена некоторых будущих владельцев дач Симеиза.

В 1894 г. Николай Сергееевич и Иван Сергеевич Мальцовы были введены во владение Симеизским имением. Оно занимало площадь 567 дес. 600 кв. саж., из них было под парком и фруктовым садом 8 дес, пахотной землей и лугом 165 дес, пастбищем и кустарником 21 дес. 200 саж., лесом 319 дес. и оценено в 128820 руб. 80 коп. Еще 27 декабря 1893 г. была проведена опись имения. В нем находилось два больших 2-х этажных каменных дома по 6-7 комнат на каждом этаже, несколько небольших каменных дач, несколько летних дач по 4 комнаты, летние кухни, отдельно находились контора, гаражи, квартиры садовника, сторожа, которые находились в районе современной аптеки, автостанции. В восточной части имения находился винзавод, дом винодела, подсобные строения. Здесь хранились вина урожая 1886-1893 годов. Это мускаты, лафиты, траминер, мальвазия, рислинг, пино, кларет, мадера, ведро которых в среднем стоило 4 руб. Всего вина в подвале находилось на 3500 руб.

Получив наследство, братья решили преобразовать Симеиз. В это время на Южном берегу Крыма проходили большие преобразования в области развития курортов. Благодаря появлению в Ливадии царской летней резиденции, застраивается дачами Ялта и ее окрестности. Лечащий врач царской семьи С.П. Боткин признал целебность климата Южного берега Крыма для лечения легочных заболеваний. В результате этих факторов сюда на отдых и лечение стало приезжать большое количество отдыхающих, и появилась потребность в создании новых мест отдыха. Поэтому крупные землевладельцы решили создать на базе своих имений небольшие курортные городки. Были разработаны «Правила по строительной части для курортных местностей в Ялтинском уезде Таврической губернии», в примечании к которым приводился перечень курортных местностей, утвержденный постановлением Ялтинского уездного земского собрания. В результате чего князья Шуваловы-Долгорукие создают курорт в Мисхоре, князья Трубецкие - в Алупке, на мысе Куртуры-бурун, инженер путей сообщения В.Р. Половцев - курорт Кацивели на мысе Кикенеиз, входящий в состав дачи Св. Троица, там же создают курорт владельцы металлургических заводов Алчевские. Их примеру последовали и братья Мальцовы. Но эта семья всегда все делала с большим размахом и основательно. В конце концов они создали самый лучший курорт на Южном берегу Крыма. Началось все с того, что войдя во владение имением, каждый из братьев построил себе дом: Николай Сергеевич в восточной части Симеиза (ныне сан. «Москва»), Иван Сергеевич на мысе Ай-Панда (ныне сан. «Пионер»).

В 1900 г. они решили приступить к созданию современного курорта. В начале было решено использовать земли не пригодные для сельского хозяйства: каменистые склоны, покрытые редким можжевеловым лесом в западной части Симеиза. Эта местность была пустынной из-за отсутствия воды, но защищенная скалами и горой Кошка была самая комфортная в климатическом отношении. Согласно «Правил» владелец должен был предоставить план местности с нивелировкой, разделением на участки и показанием предполагаемых улиц. Планировка проводилась за счет владельцев и до устройства улиц продажа участков не разрешалась. Ширина улиц должна была быть не менее 15 аршин (аршин равнялся 71,12 см.) в обычной местности и 9 аршин - в горной. Наименьший размер планового места составлял 200 кв. саж. (сажень равнялась 3-м аршинам), при ширине по улице или переулку не менее 10 саж. Застройка должна была производиться строго по утвержденному плану. Предусматривалось ограждение усадеб по линии улиц; устройство тротуаров; фундаментов зданий не менее 0,5 аршина от уровня земли; кровли из несгораемого материала; из такого же материала перекрытия междуэтажных лестниц и перил; этажи высотой не менее 4 аршин; входные двери, ворота и калитки должны были открываться наружу, а внутри здания - во внутрь. Запрещалось устройство жилых помещений в подвалах и пр. Для создания курорта, согласно этим правилам, Мальцовым нужен был незаурядный инженер-строитель, который мог бы воплотить их замыслы в жизнь. Судьба им помогла встретить такого человека. В нем братья Мальцовы нашли верного друга, соратника и помощника.

Это был инженер-строитель Яков Петрович Семенов, который до этого служил в имении Селям С.В. Орлова-Давыдова, спроекторовал и провел там водопровод, построил бытовые помещения. О его деловых качествах был хорошо осведомлен управляющий этим имением А.П. Соловьев, который знал, что Я.П. Семенов построил до этого два водопровода в Севастополе - один из верховьев одной из балок, ведущей к Южной бухте; другой - из водоносного слоя реки Черной. В последствии, когда Соловьев стал управляющим имения Мальцовых, то он предложил им пригласить Я.П. Семенова для создания проекта прокладки дорог и водопровода в Симеизе. Семенов дал согласие и с этого момента всю свою жизнь связал с этим замечательным местом Крыма. Мальцовы предложили Якову Петровичу составить план будущего поселка-курорта с разбивкой улиц и дачных участков при них и затем воплотить его в действие. По мере застройки было составлено несколько планов: один из последних и предоставляется на суд читателей. Симеиз был соединен дорогой с Воронцовской трассой, идущей в Севастополь на 60-й версте у холма Чан-Тепе. До этого Симеиз с трассой соединяла только конная верховая тропа, проходившая по склонам горы Кошка. Поэтому строительство дороги для экипажей было просто необходимо. Новая дорога, в связи с крутизной склона имела много поворотов и была сложна для проезда, и сегодня она приводит в трепет пассажиров едущих в обсерваторию. Были проложены улицы поселка, общей протяженностью 5,5 верст, водопровод от источников расположенных на склонах гор. На ветке водопровода был сооружен резервуар объемом на 50 тыс. ведер воды в сутки, в то время как мощность источников составляла всего 30 тыс. ведер. Были каптированы, т.е. закрыты, и другие источники. Для Симеиза вода всегда была большим благом. Проведение водопровода превратило его в зеленый рай. Владельцы имений, согласно уставу, проводили воду от центрального водопровода за свой счет, и потребление воды было платным: по 15 коп. за каждые 100 ведер воды, а также за право пользования центральной канализацией за каждые 100 ведер по 10 коп., т. е. всего по 25 коп.

Главная улица - Мальцовский проспект, была проложена на высоте 20 саж. над уровнем моря. К югу от нее располагался Приморский сад, принадлежавший И.С. Мальцову и переданный им в пользование населению Нового Симеиза, так стали называть новый курорт. Площадь парка составляла 5 дес. и его содержание было образцовым благодаря заботам владельца, отпускавшим для этого средства из кассы имения. В состав сада входили гора Панеа, пляж и скала Дива.

Выше Мальцовского проспекта находился сам курорт.

С 1902 г. начинается активная продажа участков земли, с рекламой их в различных путеводителях, и особенно в ежегодном путеводителе Григория Москвича. Продажа участков шла в основном через Я.П. Семенова. Он же создавал не только проекты многих дач, но и строил дачи. К 1913 г. Яков Петрович составил проекты и построил 18 из 38 дач Нового Симеиза. Он был душой этого курорта.

Первым земли в Новом Симеизе приобрел Максимилиан Петрович Тихомиров 7 февраля 1902 г., но до самой революции так и не построил дачи. Вторым был Я.П. Семенов, купивший 19 мая 1902 г. участок у Н.С. Мальцова и первым построивший дачу уже в Новом Симеизе. Эту дату 19 мая 1902 г. можно считать днем открытия курорта. Всего в этот год было приобретено 7 участков курорта, их владельцами стали: 19 мая - Платон Евграфович Базилевский; 9 июня - Татьяна Антоновна Крыжина, вдова статского советника; 25 июня - Анастасия Васильевна Харламова, кишиневская мещанка; 2 августа - Владимир Петрович Семенов, брат Якова Петровича; 15 ноября - Сергей Яковлевич Елпатьевский, ялтинский врач.

Из 7 владельцев только двое смогли построить дачи на своих участках - братья Семеновы, т.е. первые дачи Нового Симеиза были построены под горой Кошка.

Весьма интересной личностью среди владельцев, купивших участки в 1902 г., но так и не построивших дачи, был С.Я. Елпатьевский(1854-1933). Он приехал в Ялту в 1897 г. на отдых и решил здесь поселиться, чтобы поправить здоровье, заняться литературой. Построил дом на холме Дарсан, ставшем одним из литературных центров Ялты. У него гостили Леонид Андреев, Сергей Найденов, Александр Куприн, Николай Гарин-Михайловский, сестры Цветаевы со своей больной мамой.

С.Я. Елпатьевский считался передовым человеком. За сотрудничество с партией «Народная воля» сидел в тюрьме, не раз был в ссылке. В последствии в его ялтинском доме была обнаружена масса революционной литературы, в результате чего ему пришлось срочно покинуть Ялту.

Живя в Ялте Елпатьевский активно участвовал в общественной жизни курорта: занимался вопросами земского школьного дела, лечебной практикой, организацией курортов, мечтая создать пансионы для лечения на приобретенных землях в Симеизе и Батилимане. Но из-за участия в революционной деятельности ему пришлось срочно продать оба участка известному русскому археологу и историку Михаилу Ивановичу Ростовцеву, который, также, не смог построить дачу, уже ввиду нагрянувших бурных событий начала XX века.

Активное приобретение участков земли потребовало от учредителей курорта обратить внимание владельцев дач на санитарные проблемы поселка: ассенизация, уборка улиц и мостовых, освещение и т.п.

В 1906 году на собрании дачники объединились в организацию «Общество по благоустройству поселка» и начали разработку правил проживания в поселке. Устав общества создавался несколько лет и был закончен при активном участии дачевладельца Н.Н. Богданова, который представил его на рассмотрение Таврическому губернатору в 1910 г., но только в начале 1912 г. утвержден последним под названием «Устав Общества благоустройства поселка Новый Симеиз Ялтинского уезда Таврической губернии». На основе правил этого Устава продавались участки земли и заключались договоры с дачевладельцами. Договоры были изданы типографским способом, и для их заключения достаточно было вписать имя владельца и дату приобретения участка. К сожалению в ГААРК сохранились лишь единицы этих договоров. Приведем для примера Устав этого общества, на основе которого создавались эти договоры.

«Условия устройства дачного поселка и курорта в имении Симеиз.
1). Владельцам дачных участков и живущим в них отводятся для прогулок следующие участки, означенные на плане:
а) участок земли под сад около 5 дес. на берегу моря, близ скалы «Дива» и вокруг развалин Генуэзской крепости,
б) участок земли под сад около 2 дес. на берегу моря на границе с Лименою,
в) часть юго-восточного откоса горы Кошка для устройства на нем пешеходных и видовых дорожек,
г) береговая полоса от Нарышкинских камней до скалы Дива длиною более версты с пляжем и береговою дорожкою.

Участки эти не могут быть продаваемы, ни отчуждаемы для других надобностей.
2) На береговой полосе и садовых участках могут возводиться владельцами имения Мальцовыми сооружения только общественного характера как-то: пассажирские пристани, набережные, водостоки, купальни, киоски, беседки и прочие. На большом восточном садовом участке владельцы имения могут выделить участок до 900 саж. для устройства на нем театра, курзала или ресторана, или продать этот участок для возведения упомянутых на нем сооружений.

3) Сверх того владельцы имения обязуются отводить по мере надобности особые участки в разных местах имения в общем количестве до 5 дес. под постройку храма, училища, больницы, почтово-телеграфной конторы и проч.

4) Из существующего водопровода проложенного по улицам дачевладельцы могут пользоваться водой на следующих условиях:
а) дачевладельцы могут на свой счет провести от этих труб на свои дачи воду с постановкою водомеров и должны уплачивать в контору имения по 15 коп. за каждые 100 ведер воды,
б) когда домами будет застроено 50 участков, владельцы имения приступят к устройству канализации, после прокладки уличных коллекторов дачевладельцы обязаны, на свой счет присоединится к ним. За право пользоваться канализацией, дачевладельцы будут особо платить по 10 коп. за каждые 100 ведер воды взятые ими из водопровода, т.е. всего по 25 коп.

5) Покупщики данных участков со своей стороны обязуются:
а) в течение 2-х лет после покупки устроить на своем участке со стороны улиц, где нужно оградную или подпорную стену,
6) в продолжение 3-х лет устроить на улицах против своих участков тротуары: асфальтовые, терракотовые, цементные или из правильных прочных плит с бордюрами из правильно отесанного прочного камня и лотками для отвода дождевых вод,
в) дома возводить не ближе 1,5 саж. от тротуара, для того чтобы они были окружены садами и имели дачный вид,
г) отхожие места, выгребные и помойные ямы, а также вентиляционные от них трубы не располагать ближе 2-х саж. границы участков; промывные же клозеты могут быть устраиваемы и ближе к границам,
д) на отведенный под дачный поселок участок не допускается устраивать таких промышленно-торговых предприятий, которые вредили бы всему поселку в санитарном отношении, или были для него беспокойны, или опасны в пожарном отношении. Для таких учреждений отводится специальное место в других частях имения.

6) При продаже участков дробление участков их на части не допускается, лишь только в тех случаях, когда площадь участка более 800 саж. его можно делить на части, но с тем, чтобы каждая часть была не менее 350 кв. саж.

7) Покупщики обязываются при продаже отбирать от новых покупщиков подписки о признании ими изложенных выше условий обязательными.

8) Если на участках при раскопках их, найдены будут какие-либо древности, то владельцы участков должны препровождать их в контору имения для помещения в музей.

9) На участках А Б В Г со стороны обращенной на главную улицу к общественному саду, постройки могут возводиться на самой границе участков, не отступая от улицы, но при этом по улице должны быть устраиваемы тротуары, шириной в 2 саж. с аллеей деревьев.»

Стоимость земли составляла от 5 до 60 руб. за кв. сажень.

Для улучшения снабжения курорта продуктами И.С. Мальцов в 1912 г. сдал в аренду на 3 года свой магазин с подвалом, который находился на рыночной площади близ конторы, алупкинскому жителю Усеину Халилу Мазину, который обязывался содержать в чистоте свое рабочее место, а также место содержания и выпаса овец выше казенного шоссе.

В связи с увеличением объема строительства появилась потребность в строительных материалах, поэтому 27 июня 1913 г. был заключен договор с Григорием Дмитриевичем Тарасовым на добычу камня в каменоломне Мальцова, находившейся выше селения Симеиз. Камень различного качества добывался с учетом запаса и складывался в штабеля. Стоимость за кубическую сажень была такова: бутовый - по 3 руб., для мозаичной или рядовой облицовки - по 6 руб., для постройки в штабелях на месте - по 12 руб., с подвозкой - по 24 руб. Вместе с тем камень и щебень для ремонта дорог владельцы имения могли брать бесплатно.

К 1908 г. лучшие участки земли в Новом Симеизе были проданы. Дальнейшее развитие курорта требовало большого внимания, организаторам необходимо было находиться в Симеизе постоянно. В это время Николай Сергеевич служил в должности шталмейстера, и ему необходимо было постоянно находиться при дворе; а Иван Сергеевич после службы в армии ушел в отставку в чине генерал-майора и был свободным человеком. Поэтому, в январе 1909 г. братья Мальцовы решили разделить имение в Симеизе в относительно равных долях. Вопросами дальнейшего развития курортного поселка должен был заняться Иван Сергеевич.

В результате раздела Николаю Сергеевичу досталось часть участков земли под скалой Панеа, которые в 1910 г. он продал нескольким владельцам: К.П. Коробьину, Н.Н. Богданову, В.М. Кузьменко, С.Л. Лансаре, Н. Зубкову. Основное имение Николая Сергеевича находилось в восточной части Симеиза. (Ныне территория сан. «Симеиз» и сан. «Москва».) Внутри его владения находилось небольшое имение К.К. Эшлиман, площадью 4 дес. 1020 кв. саж., которое Мальцов приобрел 18 июля 1914 г. Часть земель ему принадлежала на горе Кошке. В общей сложности площадь его имения составила более 89 дес. земли.

Николай Сергеевич Мальцов, (1848-1939) был неординарной личностью. Выпускник Швейцарской школы математиков, он имел отменную память, живой и острый ум, был практичным и предприимчивым, путешествовал, любил охоту, много читал. Его библиотека насчитывала 20000 томов по различным отраслям знаний: периодика, книги по литературе, истории, искусству, астрономии. Часть книг библиотеки Н.С. Мальцова в последствии оказалась в библиотеке Крымского республиканского краеведческого музея «Таврика», благодаря чему стал известен герб их рода, изображенный как экслибрис.

Немало воспоминаний о нем оставил его племянник П.С. Урусов. По его свидетельству Николай Сергеевич очень любил астрономию.

Об увлечении Николая Сергеевича этой наукой говорит в своей книге «Звезда в подарок» и краевед Илья Неяченко:

«Около 1900 г. Н.С. Мальцов построил на своем участке земли вблизи шоссе Ялта-Севастополь башню для небольшого телескопа и домик для сторожа. Через год заказал у фирмы «Цейсс» двухкамерный астрограф, чтобы фотографировать небо. Однако дела шли медленно: в 1906 г. поставили новую башню с пятиметровым куполом, а астрограф все еще находился у фирмы. Недостроенную мальцовскую обсерваторию случайно увидел пулковский астроном Алексей Павлович Ганский. Еще студентом Одесского университета он увлекся изучением Солнца. Затем, став известным ученым, работал на Новой Земле, в Средней Азии, Испании, на вершине горы Монблан - фотографировал солнечную корону, измерял солнечную постоянную. Его заветной мечтой было устройство обсерватории в Крыму, где прозрачный воздух, ясное небо, хорошие климатические условия могли удовлетворить самого взыскательного астронома. По этим причинам он избрал Крым для наблюдения зодиакального света. Сюда А.П. Ганский прибыл с Г.А. Тиховым, впоследствии известным исследователем Марса. Через Севастополь и Ялту доставили они инструменты на гору Ай-Петри. Здесь их радушно встретил заведующий Ай-Петринской метеостанцией К.Ф. Левандовский. Он предоставил астрономам комнату, помог построить павильон для астрографа. Условия, созданные ученым, обеспечили успех экспедиции. Качество изображения звезд превзошло все ожидания. Возвращаясь из экспедиции, А.П. Ганский заметил над Симеизом купола небольшой обсерватории. Он узнал, что частная любительская обсерватория принадлежит Н.С. Мальцеву. По возвращения в Пулково Ганский написал письмо в Симеиз. К сожалению, оно затерялось, ответа ученый не получил. Через полтора года он вновь написал в Крым. После этого Н.С. Мальцов и А.П. Ганский встретились в Царском Селе. Мальцов, довольный интересом, проявленным к его увлечению, предложил свою обсерваторию в дар ученому. Алексей Павлович счел за лучшее передать ее Пулковской обсерватории. Это давало возможность осуществить давно назревшую необходимость организовать на юге страны астрофизическое отделение. Северное положение Пулково, сырой климат Балтийского побережья, белые ночи - всё это создавало препятствия для проведения многих астрономических наблюдений. Еще в 1898 г. в Одессе открылось южное отделение Пулковской обсерватории, которое было, затем переведено в Николаев. Но там велись работы только по определению точного положения звезд. Между тем, начало XX века ознаменовалось расцветом молодой перспективной науки, занимающейся изучением природы и химического состава Солнца и звёзд. Симеизская обсерватория стала со временем первой обсерваторией России, где проводились исследования по астрофизике.

Н.С. Мальцов и после передачи обсерватории продолжал бескорыстно поставлять ей инструменты, научную литературу, оборудование. По представлению директора Пулковской обсерватории академика О.А. Баклунда за создание и техническое оснащение обсерватории в Симеизе Н.С. Мальцов был избран почетным членом Российской Академии наук.»

После царскосельских переговоров совет Пулковской обсерватории командировал А.П. Ганского в Симеиз.

В начале 1908 г., полный надежд и интересных замыслов, Алексей Павлович выехал в Крым. В июле он уже установил двойной цейссовский астрограф, сделал первые снимки.

29 июля (по старому стилю) после напряженной работы Алексей Ганский спустился от обсерватории к морю, чтобы отдохнуть с друзьями на симеизском пляже. И здесь случилось непоправимое: купаясь в море в штормовую погоду он погиб.

Ему было всего 38 лет. Похоронили А.П. Ганского на алупкинском кладбище.

К 100-летию со дня рождения А.П. Ганского (1870-1908 гг) в его честь были названы один из кратеров Луны и астероид № 1118, открытый Симеизской обсерваторией.

Из Крыма Н.С. Мальцов эмигрировал за границу, жил во Франции, но продолжал помогать уже советской обсерватории, высылая деньги и новую научную литературу. За заслуги перед русской наукой одна из вновь открытых малых планет была названа в его честь «Мальцовией».