Дача "Дива", ул. Советская, 76

Одним из первых купил земли в Симеизе Василий Михайлович Кузьменко. Этот человек немало сделал для сохранения истории развития Симеиза как курорта и поэтому заслуживает наиболее полного освещения его деятельности. Он родился в окрестностях Симферополя и с раннего детства с родителями выезжал отдыхать на Южный берег Крыма, который казался для него волшебным раем. Сказочным был не только отдых, но и само путешествие в течение нескольких дней на лошадях, запряженных в брички. Детство, юность, проведенные в Крыму, оставили у него очень светлые воспоминания. Затем на долгие годы он оставил Крым. Учился в Петербурге, стал инженером путей сообщения, 42 года отдал железным дорогам России. В течение 6 лет с 1880 по 1886 г. работал в Севастополе в должности начальника участка и помощника начальника службы путей Лозово-Севастопольской железной дороги, затем в Харькове в должности начальника службы пути Курско-Харьковско-Севастопольской железной дороги. В 1905 г. состоял в должности Управляющего Московско-Киевско-Воронежской железной дороги, но из-за проявления сочувствия забастовочному личному составу во время революции 1905 г. и всеобщей забастовки, по ее окончании был уволен от службы и вторично был принят на службу в Симферопольское депо на низшую должность. По старости лет и по неизлечимой болезни стал инвалидом. Ему была назначена персональная пенсия. Проживал в начале в Симферополе, а затем переехал на постоянное место жительства в Симеиз.

Еще до начала революционных событий В.М. Кузьменко решил купить участок земли на Южном берегу Крыма и построить здесь себе дачу. Как специалист, он изъездил все побережье и выбрал лучшее в геологическом отношении место для строительства своей дачи. Этим местом оказался Симеиз и он в своем путеводителе подробно обосновал в сравнении с ним геологические возможности других курортных мест побережья. В 1904 г. Василий Михайлович приобрел у братьев Мальцовых участок площадью 319 кв. саж. и в короткий срок построил дачу по своему проекту. Но владел ею не долго, 10 мая 1911 года продал Н.И. Карпову. Последним владельцем дачи 29 октября 1916г. стал Смоленский 1 гильдии купец Дмитрий Витальевич Кувшинников. Поэтому в документах первых лет советской власти можно встретить имена этих двух владельцев.

Как только дача была построена - она тут же гостеприимно открыла свои двери друзьям, знакомым и родным. Летом 1905 г. на этой даче отдыхал со своей семьей студент-естественник Московского университета И.И. Пузанов: у них не было еще своей дачи. В своих воспоминаниях о жильцах дачи он писал: «На этой даче на правах гостей проводила лето и семья друга и сослуживца В.М. Кузьменко - Ивана Самсоновича Щербакова.

дива, ул. советская, 76

Наша справка. В эти годы И.С. Щербаков был тяжело болен, прикован к креслу и всецело находился на попечении своей супруги, в то время как сын их, двенадцатилетний Дима, бегал по Симеизу с младшим отпрыском семьи Кузьменко - Колей, который, кажется, был на год моложе Димы». Видимо, в связи с болезнью отца, Дима Щербаков приезжал на отдых в Симеиз каждый год, начиная с 1900 г. В начале они останавливались на отдых на дачах Мальцовых, а с 1905 г. на дачах В.М. Кузьменко. На даче Карпова они отдыхали до 1910 г., пока Василий Михайлович не построил дачу Нюкта. Друзья - Коля и Дима - были неразлучной парой: росли отчаянными шалунами, постоянно бродили по Симеизу, и оба считались «сыновьями инженера Кузьменко».

Симеиз стал Меккой для Д.И. Щербакова. Здесь произошло его становление как личности, как ученого, как отца семейства. В выборе будущей профессии большую роль сыграл И.И. Пузанов, который, прослушав курс лекций по геологии и минералогии в Гейдельбергском университете у профессора Соломона в 1908 г. был буквально напичкан геологией. Однажды, во время отдыха в Симеизе, он поднялся вместе с Димой и Колей на Ай-Петринскую яйлу к перевалу Ат-баш, и показал им разницу между мраморовидными известняками яйлы и кристаллами андезитов горы Пиляки, вершина которой выходила к перевалу. Тогда же они обнаружили вулканические туфы и брекчии, подтвердившие гипотезу профессора Соколова, рассматривавшего эту гору только в бинокль, что это потухший вулкан. Мысль о том, что они находятся на вершине потухшего вулкана, произвела на мальчиков сильнейшее впечатление, особенно на Диму.

Впоследствии они облазили все крымские горы, не раз побывали на Кавказе, но этот поход для Димы Щербакова стал определяющим в выборе профессии геолога. Поступив в 1911 г. после окончания гимназии в Санкт-Петербургский политехнический институт он стал учеником профессора Ф.Ю. Левинсона-Лессинга, изучал в его лаборатории вулканические породы и опубликовал в «Известиях Петроградского политехнического института» 1914-1915 гг. первую статью по петрографии Крыма «Лименский выход изверженных пород».

Постоянной спутницей Коли и Димы в путешествиях по Крыму была их сверстница, Верочка Алчевская, дочь владельцев имения Св. Троица на мысе Кикенеиз. Ее дед А.К. Алчевский заложил в Харькове основы металлургической промышленности юга России. В 1915 г. Верочка стала женой Дмитрия Щербакова.

Вскоре для нее дача Кузьменко стала вдвойне роднее. В 1917 г. после рождения дочери Ксении, в семье ее называли Ася, они поехали отдыхать на все лето к свекрови на дачу Нюкта, где их встретили с большим радушием. Им отвели комнату, в которой они останавливались с мужем в 1916 г. Ей пришлось прожить здесь почти два года. Выехать из Крыма после возвращения Дмитрия Ивановича из экспедиции было трудно, поэтому решили перезимовать здесь, а потом выехать в Петроград. Но пришлось прожить на даче Кузьменко до осени 1918 г. Чтобы хотя бы минимально обеспечить семью материально Дмитрий Щербаков брался за любую работу, в том числе строил виллу Мечта. Осенью 1918 г. ему пришлось уехать в Петроград, чтобы закончить учебу, но сделать этого не удалось, и он весной вернулся в Крым. Во время его отсутствия Верочка жила у матери в Ялте, а затем они переехали в Кикенеиз. В 1920 г. профессор В.А. Обручев пригласил Д.И. Щербакова работать своим ассистентом в Крымском университете, в котором он завершил свое образование. Став в последствии ведущим геологом советской России он не забывал Симеиз, издав немало работ о своих первых путешествиях.

Василий Михайлович Кузьменко был неординарным человеком: он любил эту землю, он вырос на ней, он хотел оставить память об этой удивительной земле последующим поколениям. И свое отношение к ней лучше всего передал в путеводителе по Симеизу. Обе дачи Карпова и Кузьменко построены по проекту В.М. Кузьменко, только если первую построил он сам, то вторую дачу В.П. Семенов. В архитектуре этих дач В.М. Кузьменко использовал элементы неоклассицизма, украсив здания колоннадами и античными портиками. Во второй даче есть элемент модерна - на крыше установлена бетонная скульптура Богини ночи - Нюкта с горящим факелом в руке. Дача Нюкта насчитывала 12 комнат, часть из которых сдавалась в наём, а часть использовалась владельцами. По всей вероятности В.М. Кузьменко удалось прожить на своей даче до 40-х годов XX века, в то время, когда дачи других владельцев были национализированы буквально после установления советской власти в Крыму.

Наша справка. Неоклассицизм или ретроспективизм зародился одновременно с модерном в начале 1900 гг. и представлял один из возможных путей трансформации модерна, используя стилизованные мотивы античности и раннего классицизма. В архитектуре вплоть до середины 1900-х годов преобладала ориентация на наследие средневекового зодчества, выразителем которого стали эклектика и модерн. Послепетровское зодчество квалифицировалось как «ложноклассическое», академическое, чуждое национальным устоям, а потому не достойное ни подражания, ни изучения. На рубеже веков положение меняется.

Журнал «Мир искусства» и вызванная им к жизни серия изданий, публикуют материалы о дворянском быте послепетровской России. Среди лиц связанных с эстетической концепцией неоклассицизма были А.Н. Бенуа, Е.Е. Лансере, Бакст. Их герой и кумир Петр I. В классицизме архитектуры Петербурга они видели черты национальной культуры России, идеализировали прошлое. Если для модерна прошлое это составная часть его концепции, то для неоклассицизма это краеугольный камень, который является антиподом модерна.

Наибольшее распространение неоклассицизм получает после революции 1905 г. Создание зданий в неоклассическом стиле требовало больших средств и материалов, особенно при создании ансамблей улиц и районов городов. При строительстве дач Симеиза неоклассицизм также получил широкое распространение. Купить здесь участок земли и построить дачу в понравившемся стиле было вполне реально.

Архитектура ретроспективизма носила несколько театральные черты. Анфилады парадных залов, парадные лестницы, портики, колонные залы не были связаны с утилитарной стороной строительства, с точки зрения реального материала и конструкций. В парадных залах не жили, жизнь протекала в задних комнатах. Колонна и колоннада неоклассицизме вездесущи и чуть ли не избыточены: ими украшены фасады зданий, портики и порой в два ряда. Колоннами украшают залы, парадные кабинеты, столовые, вестибюли.

Эти элементы очень четко прослеживаются в архитектуре дачи Свиягина. Центральной осью здания является большой круглый зал с прямоугольными окнами почти на всю высоту фасада, окруженный открытой колоннадой ионического ордера, над которой располагалась открытая терраса. От нее шла лесенка в небольшую беседку, также украшенную колоннами ионического ордера, но меньших размеров. Второй этаж располагался только над центром здания и из него шел выход на террасу. Вход, украшенный античным портиком, находился на северном фасаде здания, центральная часть правого крыла которого, была украшена статуями кариатид. Они же украшали эту часть здания с южной стороны. От здания дачи в сторону моря, на границе владений, была построена крытая терраса, восточная сторона которой была сложена из камня и оштукатурена, западная же сторона была украшена колоннадой ионического ордена, а южная античным портиком с кариатидами.

Эта терраса служила местом отдыха на открытом воздухе и прекрасно защищала маленький парк от холодных восточных ветров и создавала комфортные условия отдыха. Парк украшали небольшой каскад бассейнов с фонтанчиками и маскаронами, ливанские кедры, перед дачей открытые газоны с постриженной травой и единичными невысокими деревьями, бордюр из самшита являлся своеобразной кулисой между газонами и посадками кедров.

С высоты террасы и парка открывался чарующий вид на гору Кошка, скалу Крыло лебедя и бухту. Дача была небольшой по объему, насчитывала всего 10 комнат и предназначалась только для отдыха владельцев. Ее местоположение было самым комфортным в этом районе. Владельцы никогда никому её не продавали. Дачу национализировали в первые годы советской власти.

Ещё один участок, площадью 889 кв. саж, приобрел почетный потомственный гражданин Сергей Иннокентьевич Сабашников.

Наша справка. Отец С.И. Сабашникова, Иннокентий Никитович, родился в Кяхте на границе с Монголией, через которую шел торговый путь в Китай, откуда везли шелк и чай. Из Кяхты вышли Боткины, Токмаковы, Трапезниковы, Свиягины и другие известные купцы. Его брат, Василий Никитович Сабашников, способствовал побегу М.А. Бакунина из сибирской ссылки в Америку и участвовал в распространении герценовского «Колокола» в Восточной Сибири. После того, как в 1869 г. был открыт Суэцкий канал, и объем торговли через Кяхту, где вели свое дело Сабашниковы, сократился, Василий и Михаил Сабашниковы переехали в Москву. У Василия родилось двое сыновей - Михаил (1871 г.) и Сергей (1873 г.), ставшие известными издателями России. Третий их брат Федор Васильевич, в связи с участием в студенческих волнениях, образование заканчивал за границей. Он одним из первых в России решил поставить добычу золота на научную основу и в 1897 г. издал свои исследования в виде 2-х томного сочинения «Золото Восточной Сибири». Но известен он стал не как золотопромышленник, а как издатель труда Леонардо да Винчи «Кодекс о полете птиц», подлинник которого выкупил, вывез из Италии и отпечатал 300 экземпляров факсимиле этой работы с приложением копии манускрипта, за что был удостоен почетного гражданства города Винчи.

Их двоюродная племянница Маргарита Васильевна Сабашникова стала известной художницей (первая жена Максимилиана Волошина). Все они не раз отдыхали в Крыму - в Симеизе, в Коктебеле.

Автором проекта и строителем дачи был С.И. Сабашников. В ней насчитывалось 19 комнат, 15 из которых сдавалась в наём. Дача была построена в стиле неоклассицизма, по своей форме напоминала букву «П», высотой в два этажа, но северо-восточный угол здания был трехэтажным. Внутри здания на уровне второго этажа находились открытые балконы, которые поддерживали колонны дорического ордера. Южные фасады здания были выполнены в виде античных портиков, которые на уровне второго этажа поддерживали небольшие колонны. Сегодня здание, увы, полностью перестроено, и узнать его невозможно.

После землетрясения 1927 г. был снят третий этаж здания. Внутренний дворик перекрыт крышей со световым фонарем и в нем было создано помещение столовой. На втором этаже была создана кухня, подсобные помещения, комнаты для обслуживающего персонала.

Сергей Иннокентьевич переписал свою дачу на жену Екатерину Николаевну, которая активно ее пропагандировала как один из первых пансионов Симеиза, имеющий свой пляж, большой новый дом с хорошим столом и ваннами, стоимость проживания от 25 до 100 руб., завтрак, обед и ужин - до 45 руб. За детей до 10 лет платили половину. Завтраки, обеды и ужины доставлялись и на другие дачи. Содержание прислуги столо 15 руб. Пансион был открыт с 15 марта по 1 ноября. Заявки предлагалось направлять в С.-Петербург, Греческий пр. дом № 9, кв. 4, Е.Н. Сабашниковой.

Впоследствии, благодаря, скорее всего хорошо обустроенной кухне, на базе этой дачи была устроена кухня и столовая санатория Селям (ныне сан. Юность).

10 апреля 1913 г. Е.Н. Сабашникова продала дачу капитану Андрею Никитичу Ковтуненко, который в свою очередь 21 сентября 1916 г. продал ее Нине Гавриловне Андреевой, но и она владела ей недолго и 29 мая 1917г. продала ее Путилову Алексею Ивановичу Действительному Статскому Советнику.